Фрамскрипция

  Главная / Выставки / Прошедшие
17МАЯ, 2017

О выставке

«Фрамскрипция»

(от лат. frame - рама, scribo - пишу)

Дюшан никогда не был в Люблино. Но если следовать теории относительности, то скорость, с которой Дюшан отдаляется от Люблино, равна скорости, с которой и Люблино отдаляется от Дюшана. Из этого следует, что если Люблино направить к Дюшану, то, в конце концов, они встретятся.


Глобально речь пойдёт о визуальном, а точнее, о границах визуального с точки зрения человеческого восприятия. Известный французский исследователь Ж.-Л. Марьон писал о том, что вещи наполняют реальное пространство, которое никогда не является по-настоящему пустым в условиях наличного опыта. Это реальное пространство, пустое оно или нет, всё-таки не видится без взгляда, поэтому проблематика взгляда на вещи, в данном случае, художественные объекты, становится ключевой.

Разговор о визуальном уводит нас в сферу переопределения художественных объектов в связи с изменением окружающей социальной действительности. На данный момент она характеризуется как эпоха доминирования зрительного опыта. Само понятие «визуальное» отсылает к глаголам «видеть» и «смотреть». Человек смотрит, при этом познаёт, его взгляду открывается бесконечное число образов. Вопрос в том, как и что он определяет. Если мы говорим о современном искусстве и его объектах, то они воспринимаются как нечто, требующее истолкования. Познать подобное возможно, если «...идти от видимой приметы к тому, что высказывает себя в ней и что без неё осталось бы невысказанным словом, спящим в вещах» (М. Фуко "Слова и вещи"). Авторские тексты концептуального характера важны именно в связи с репрезентацией значимости объектов для зрителя. Что касается дизайна, то в данном случае объекты, скорее, служат зрителю и его эстетическим потребностям, чем раскрывают для него смыслы. Задача данной выставки показать ту зыбкую грань, где происходит столкновение визуально представленного, а именно объекта как такового, и нераскрытого, невысказанного, спрятанного, невидимого, скрывающегося за формой. Существует и тот, кто расширяет ваше восприятие мира -это «другой». Понятие ввёл известный французский философ М. Мерло-Понти. Он определяет другого как того, кто изнутри конституирует «я»; он включён в нас и в изначальный опыт мира, он включён в создаваемый объект.

В видимом художник открывает невидимое, и это невидимое следует понимать как автономный порядок или неразличимую смесь духовного и телесного. Можно сказать, что скрытое в художественном объекте, то, о чём он умалчивает, становится открытым благодаря его расшифровке. Как говорил В. Кандинский, искусство - это не бесцельное создание вещей, а сила и власть, язык, которым говорят в только ему одному доступной форме. Фактически, внутреннее мы облекаем во внешнее, в то, что будто бы и выглядит как украшательство, но имеет своё внутреннее, которое важно раскрыть.

Современное искусство - это, своего рода, язык, это лишь иной способ говорить. Мы показываем и тем самым тревожим видение. К слову, о реди-мейде и о Дюшане. Это был новый взгляд на вещи и вещность. Предмет, ранее воспринимавшийся исключительно в определенном утилитарном смысле, приобретает новые значения вне среды их обычного функционирования. Первые такие объекты Дюшан показал в Нью-Йорке в 1913 году. Наиболее известные среди них «Колесо от велосипеда», «Фонтан», «Сушилка для бутылок». По сути, мы не изображаем предмет, а выставляем его таким, какой он есть. Однако включённый в пространство искусства, он несёт в себе не только собственную явленность, он становится тем, чем его представляют художники, кураторы, арт-критики.

Участники:

Александр Баталов / Оля Белова / Фрол Веселый / Слава Зож / Сергей Катран / Максим Клин / Дмитрий Ляшенко / Асмик Мелконян / Андрей Режет / Марина Руденко / Евгения и Илья Румянович / Алексей Румянцев / Слава Птрк / Егор Свиллар / Петр Смирнов / Катя Солодина / Нелли Хильченко



Куратор выставки:

Ева Аракчеева